Было на Рождество

Есть такая хорошая давняя забава — в Сочельник сапоги из окна кидать.
Подходящих для метания сапогов у меня с детства не водилось, зато в книге для девочек между главой о правилах поведения в приличном обществе и главой о сервировке праздничного стола водились святочные гадания. И не одно, а сразу на выбор. Правда, выбирать особо было не из чего: сапоги, зеркала, кофейная гуща и сны. Последнее было самым интересным. В четырнадцать лет то.

Ходить перед сном на кладбище было слишком сложно, класть под подушку гребень — слишком просто. Подходящий вариант нашёлся в самом последнем абзаце — напёрсток соли. Который нужно было съесть. Не запивая. Я знаю, есть такая дружба, которая была бы поводом для поедания пуда соли. А детского любопытства, кривясь и давясь, хватило только на напёрсток. И далее, согласно гаданию, суженый-ряженый должен был явиться во сне и напоить водицей, облегчив жажду. Несчастный ребёнок промучился полночи, гонимый кошмарами и страшной, невероятной жаждой встал и напился сам. Явив утром зрелище невнятное и опухшее губами, веками и физиономией лица в целом.

После этого эксперимента оставался только один безболезненный вариант — гребешок под подушкой. Спать на расчёске было не так мучительно, как жрать соль, а самое главное — стали сниться люди. Я до сих пор уверена, что для того, чтобы приснились люди необходимо спать в Рождество на расчёске, как спала на горошине принцесса. Иначе никак — приснятся локти, бетономешалки и тихоокеанские циклоны. То есть, как всегда. А в Рождество и по инерции детского любопытства — только люди.

И вот вчера, ещё 6 января в без семи двенадцать ночи сбылась давняя мечта. Да не одна, а целых три. С третьего этажа в тихий дворик полетели сразу три сапога. У одной — носом на дом 16, у другой — на Петроградку, а с третьим сапогом случилось невероятное. Его искали дольше всех. А он упал стоя. Я даже подумать никогда не могла, что с третьего этажа сапог мог лететь и приземлиться стоя. Да что и говорить — я никогда не думала, что смогу так кинуть. Да что скрывать то — первый в жизни сапог из окна и тот стоя.

А чтобы два раза не ходить, то уже сегодня, 7 января в две минуты первого ночи в двух шагах от Невского три девицы с сапогами в руках (каждой — по сапогу) интересовались именами каждого встречного. А мимо нас стройными и не очень стройными рядами шли женщины и велосипеды, мужчины и дети, дети и женщины, женщины и маленькие собачки, а также Жаны, Жан-Жаки, Жюльены, Иваны, Вовы, Васи, Артёмы, Манасы, Панасы и Виталий Фёдорович.
А сапоги в наших руках не смутили только Виталия Фёдоровича. И маленькую собачку.

comments powered by HyperComments