Как сходить в бар и получить второе высшее

Два года назад будучи в отпуске в Питере я подумала, что нужно сходить на Думскую. Я дошла до Думской, перешла Думскую, обошла Думскую, а потом свернула в Чайпей. Потому, что Чайпей, как оказалось, это не просто место, это в первую очередь Серёга, Оля, Илья и ещё много других прекрасных людей.

Эта история ещё не началась, а в ней уже, как видно, нет никакой логической связи. И чтобы быть совсем уже последовательной на этом маршруте антилогики и рассказать, откуда я их всех знаю, то история эта должна начаться так: «Лет двенадцать назад мне прилетело деревянным мечом по голове...», но это, как говорится, уже совсем другая история, а в этом её пост-пред-продолжении я шла в бар, зашла в антикафе, где встретила вдруг всех сразу. И это было чудесно.

Мы пили кофе, ели печеньки, рубились в настольный хоккей, зависали над Имаджинариумом, а потом мне рассказали про Европейский. И я сразу решила, что мне туда надо. Не просто надо, а надо очень.

В то время я жила одна, работала инженером и если бы меня попросили описать ту мою жизнь, я бы сказала: «тоска и бесконечный фриланс». Иногда мне кажется, что за ту зимовку-в-одиночку, утра-начинаемые-в-пол-шестого, девять-часов-в-офисе и ночи-за-глупыми-рекламными-текстами я выработала целую идеологию — всегда-говори-да — и я бы сказала да на любое-что-угодно, проноически замаячившее на моём пути, но этим первым что-угодно стал Европейский и в этом явно было что-то предусмотрительно-благоразумное.

А потом я поступила. Точнее я готовилась, готовилась, готовилась, перечитала кучу учебников и особенно те, которые я ещё не читала, опять готовилась, зачем-то подписалась на новостные экономические ленты, снова готовилась, проштудировала конспекты с типовыми примерами и задачами... Написала эссе, сдала математику, накатала глупое мотивационное письмо, прошла собеседование и поступила. И я бы, конечно, удивилась тому, если бы я не поступила. Но вовсе не потому, что я так упорно готовилась и потом вдруг не поступила — ну с кем не бывает. А потому, что я, наверное, первый раз чего-то хотела так сильно, а потом, бац, и нет — ну как такое только возможно, а.

Я поступила и всё вышло так, как мне и рассказывали: общежитие в двух шагах от Невского проспекта, куча всего нового и интересного в университете, прекрасные преподаватели и стипендия, которая оказалась больше моей зарплаты инженера. Если говорить о Европейском как об университете, то не избежать сравнений с моим прошлым университетом и сравнения эти будут явно не в пользу прошлого — здесь действительно всё по-другому, начиная от организационных моментов обучения и до внеуниверситетской активности. И это даже не сравнивая уровень образования. А если сравнивать, то окажется, например, что весь курс эконометрики, который нам читали в Астрахани целый семестр, в Европейском нам рассказали за первые 15 минут на первом же занятии. И это я не преувеличиваю.

И если бы меня попросили описать это моё время, я бы сказала: «жизнь как непрерывное обучение». Иногда мне кажется, что эти два-года-осязаемой-юности,квартира-в-семнадцать-человек, с-десяти-до-десяти-в-университете и панические-дедлайны это лучшее, что случалось со мной, а когда я сейчас оглядываюсь назад, то понимаю, что это мне не кажется.

Здесь в Питере очень любят шутки аля «гопник в переулке спросил у Анатолия Вассермана сколько времени и неожиданно для себя получил среднее техническое образование» или «в Питере задержаны подростки, ранившие таксиста пренебрежительным отношением к творчеству Гумилёва». Получается, что шутка «как сходить в бар и получить второе высшее» (вот нонсенс!) случилась со мной и в этом контексте нелепо будет вспоминать всё, что случилось между: пересдача микры на первом курсе или эссе, за которое меня хотели отчислить, на втором.

Но в понедельник я защитила на отлично магистерскую диссертацию, несколько часов назад получила диплом, часом позже мне символично пришло оповещение о пополнении счёта — последняя стипендия, а послезавтра мне уезжать из нашей квартирки. И вроде бы уже меня ничего не связывает с Европейским, но одновременно связывает столько, что нет во мне ничего сейчас кроме грусти и благодарности за каждого человека, с которым мне довелось познакомиться в этих стенах.

И только я опять не знаю, что делать дальше: кем быть, в каком городе жить и чем заниматься.

comments powered by HyperComments