Сарай-Бату и не только

В прошлые выходные где-то по дороге к Астрахани, «градусник» показывает +45. Но сфотографировать не успеваю. У следующей заправки — уже +42. Значит, похолодало.

Вдоль дороги тянутся столбы, птицы на проводах сидят как ноты в разлинованной тетради, сидят тесным, плотным рядком.

DSC_0860

Прошлым летом ехали тем же маршрутом и останавливались на трассе, чтобы поесть. Еды с собой не было, а есть в маленьких железных вагончиках, гордо именуемых «кафе» и «ресторанами», глупо названных женскими именами, совсем не хотелось. В «Светланах» и «Татьянах» тяжёлый запах жаренного в масле теста, пахнет ещё чем-то кислым и разит тёплым запахом пива. А местные уже продавали помидоры. Словом «помидор» того вкуса не передать. Это большие, гигантские помидорища, ешь, а помидорный сок разве что за шиворот тебе не стекает, от разрезанного помидора сока на полтарелки и можно потом макать этот сок хлебом. Есть ещё помидоры ярко-жёлтые, с жёлтой мякотью с почти бесцветным соком, есть помидоры «чёрный принц», они буро-зеленоватого цвета, от тонкой помидорной кожицы послевкусие травы во рту, а эти помидоры обычные красные, только очень большие и сладкие на вкус. Мы ели тогда их, пересыпанными солью и кольцами фиолетового лука, дольки помидор плавали и тонули в собственном соку, и «Светлана» уже не казалась таким отвратительным местом. Но дело было, конечно, не в единственном вентиляторе, крутившемся под самым потолком, не в липких скатертях, не в хлипких пластмассовых стульях, — нет, дело, конечно, было в помидорах и ещё в том, что ничего вкуснее нельзя было даже придумать.

В Харабалях во всех ларьках и киосках, тянущихся вдоль дороги, продают пряники, размером чуть меньше кирпича, тонкие и приплюснутые по краям, в пряниках — тонкая прослойка повидла, на пряниках выпуклые буквы — название города.

В маленькой Тамбовке есть маленькая церковь, её видно от самой дороги. Маленькая бревенчатая с красной черепицей крыши, похожая на сказочный терем-теремок, церковь огорожена низким заборчиком яркого цвета, вдоль заборчика высажены маленькие деревца, растут крохотные, похожие на колючие шары, голубые ели, а за забором сразу начинается степь с уже выжженной солнцем травой, верблюжьими колючками и терпкой на запах полынью.

DSC_0839

Сразу за церковью, упираясь забор в забор, начинается сельское кладбище, совсем непохожее на кладбища городские. Я запомнила это ещё с маленького кладбища небольшого городка с чудным названием Райгород.

На райгородском кладбище самая давняя могила — склеп какого-то купца, ещё с тех пор и времён, когда Царицын был красным от домов из красного кирпича, а не просто красным, на том склепе не осталось имени, а от самого склепа скоро не останется ровным счётом ничего, кладбище растёт медленно и прирастает степью. Там есть, давно я видела один раз там, странное — холмик, густо поросший стелющейся жирной травкой с круглыми листьями, на холме камень, с неровно обтёсанными краями, к камню будто прибита табличка, на табличке надпись «Вот и всё». Ни имени, ни фамилии, ни дат, просто надпись. Вот и всё.

DSC_0833

Рядом с этой церковью в Тамбовке ещё один небольшой участок, огороженный низким заборчиком, будто парк. Посередине парка — ракета.

DSC_0822

Купол церкви смотрит в небо и рядом же — купол ракеты. В мысли сразу же прыгает ассоциативное «Гагарин в космос летал, а Бога не видал».

DSC_0812

В начале июня появляется мошка. Мошка — насекомое, мошкара — уже явление. Густое облачко маленьких летающих тварей облепляет сразу как только выйдешь на улицу, лезут в нос, в рот, в глаза, кусают за уши... В отличии от комаров — действительно кусают, выгрызают кожу, оставляя припухшие следы. В области мошек больше, чем в городе, стоит только выехать, как те, налетая на всей скорости в лобовое стекло, облепят мелкими липкими брызгами всю машину.

DSC_0826

В степи бегают зверушки. Наверное, суслики. Почему-то очень толстые, а любопытные до чёртиков: будет бежать до своей норы то и дело озираясь на причину своего беспокойства — то есть на нас, а забежав в норку ещё и высунет голову — смотреть вслед тому, что его так напугало. Во истину «а самый осторожный и внимательный получит бампером по голове».

С этим вообще проблема. Кто только не успевает перебежать трассу: маленькие ёжики, суслики, какие-то зверьки, несметное количество жуков-плавунцов. Перед нами, извиваясь чёрной гибкой лентой переползает дорогу змея и тут же ныряет в камыши у обочины. Неспешную черепаху мы пропускаем камнем между колёс, я оглядываюсь и вижу, что черепаха продолжает ползти и успела бы уползти, если бы не идущая за нами газелька — водитель виляет на ровной дороге и, налетев одним колесом, машинка едва заметно подпрыгивает — черепахи больше нет.

Самое грустное, что я видела в этот раз — чёрные вороньи перья на трассе вдоль ряда высаженных деревьев. За деревьями неожиданно голубеют луковые стрелки на грядках, а на деревьях, прямо над дорогой, по весне обосновали свои гнёзда вороны. Воронята так и не научились летать.

DSC_0804

DSC_0789

Верблюды. У третьего слева верблюда связаны (наверное это называют «стреноженны») передние ноги. Он передвигается, поднимая корпус, будто бы одновременно подпрыгивая двумя ногами сразу.

DSC_0803

Чертополох.

DSC_0787

Верблюжья колючка.

DSC_0718

Ну как они едят её, такую колючую?

DSC_0432

У верблюда мохнатые колени и мягкие мозолистые лапы.

DSC_0711

Верблюд всё время жуёт. У верблюда пушистые ресницы и влажные глаза. В носу у верблюда болт.

DSC_0706

Из воды, разлившейся в степи, неожиданно торчит колодец.

DSC_0429

Город на холме такой же, как и был год назад.

DSC_0424

Только чуть сильнее проглядывают доски из-под трещин в рассохшейся глине, да на одну из площадок вроде бы теперь не попасть.

DSC_0625

DSC_0615

DSC_0600

DSC_0599

DSC_0611

DSC_0631

DSC_0507

DSC_0450

DSC_0604

Все ненормальные (а нормальные сидят дома) в это время выглядят так — в сетке, укрывающей лицо от мошкары. У меня тоже такая есть. Руки, ноги, плечи, шея — липкие от разведённого в воде ванилина. Без него ну никак.

DSC_0585

Внизу юрты. Такие же «невзаправдашние» как и этот город.

DSC_0618

DSC_0786

В одной из юрт что-то вроде музея.

DSC_0784

Музеем назвать сложно.

DSC_0774

Всё — бутафория. Всё — реконструкция. Настоящего — по пальцем пересчитать.

DSC_0769

DSC_0770

DSC_0743

DSC_0752

DSC_0778

DSC_0765

DSC_0761

DSC_0759

DSC_0758

DSC_0755

DSC_0750

DSC_0745

DSC_0739

DSC_0738

DSC_0736

DSC_0735

На самый, похоже, частозадаваемый вопрос:

— Когда же выйдет фильм?

Местные вздыхают и отвечают:

— Да, говорят что скоро...

comments powered by HyperComments