Сергиевка или Усадьба Лейхтенбергских

И в Сергиевке мне действительно показалось, что я попала в самое лучшее время года.

Когда я уходила в отпуск, то тополь у рабочего окна, ещё не нагнав зелени листвы в полной мере, уже отвлекал внимание от рыжего, струящегося из заводской трубы дыма, а на проспекте уже вовсю цвели тюльпаны; в Москве весна только вступала в свои права и Оленька, разглядывая крохотные зелёные листочки в палисаднике у дома Миши говорила мне: «Смотри! Клянусь тебе ещё вчера всего этого не было!» и тут же рассказывала мне про август, а я смеясь отвечала, что в ожидании августа у неё просто не было времени всего этого замечать; я подъезжала к Петербургу и уже с поезда начинали моросить дожди и Ирчес, встречая меня на перроне, зябко выглядывала из промокшего капюшона и мы, подхватив мою сумку, через площадь под дождём бежали к троллейбусу; улицы пахли свежими огурцами, парадные — сырой извёсткой, квартира — кокосовой стружкой и молочным чаем; по тёмным водам каналов плыли куски рыхлого мутного льда, а в Павловске и вовсе над ручьём застыл лёд, и совсем уже невообразимое для моего теплопривыкшего, подогретого ранним южным солнцем, мировосприятия — корка рыхлого грязного снежистого льда, будто бы застрявшая в низине, между тонкими стволами деревьев и покатыми валунами серых камней в Сергиевке 1 мая...

И я почти в двадцатый, а на самом деле уже в который раз успела подумать о том, что нет времени года лучше, чем весна. Особенно та, что случается с ног на голову и начинается с поздней, кубарем стремительно валившейся к лету, а потом медленно стекает в раннюю, едва оттаявшую весну. Будто бы моё личное субъективное время повернулось и пошло вспять — от позднего к раннему. Потому, что лето это статично. А вот на весну ещё нужно умудриться попасть.

Сергиевка расположена совсем недалеко от Петергофа. Дом, огороженный сеткой. DSC_0779

У «атлантов» этих очень человеческие лица. DSC_0781

А у дома заброшенный пруд. DSC_0780

От имени сына владельцев этой территории Румянцевых, место стало называться Сергиевкой. От Румянцевых Сергиевка перешла к Нарышкиным. «Нарышкинскую дачу» приобрёл Николай I и та стала имением его дочери и её мужа — герцога Лейхтенбергского. А самое первое название — Сергиевка закрепилось за дворцово-парковым ансамблем и по сей день. DSC_0782

DSC_0784

Дворец Лейхтенбергских. Выстроенный архитектором Андреем Ивановичем Штакеншнейдером. Он отметил своей архитектурой не только Санкт-Петербург, Петергоф и Царское село, но и Новогород, Москву, Таганрог, Крым. DSC_0813

DSC_0786

DSC_0787

DSC_0789

DSC_0806

Южный фасад Дворца Лейхтенбергских. DSC_0807

DSC_0815

Залитая солнцем свежая зелень с проглядывающими бледными, яркими, голубыми, розовыми, лиловыми, сиреневыми цветами. DSC_0808

DSC_0811

DSC_0812

DSC_0814

Пруд, мост с плотиной и лестничный подъём ко дворцу. DSC_0797

А рядом прошлогодний снег. На календаре — 1 мая. DSC_0790

DSC_0791

DSC_0799

И где-то в низине у ручья прячется голова... DSC_0793

comments powered by HyperComments